Аркадий Минаков: «Мой поход в воронежские губернаторы — попытка представить в региональной политике русское большинство»

«Если говорить о себе, то именно в 2014 году я покинул академическую нишу, нишу историка, исследователя русского консерватизма. Конечно, сама по себе тематика, которой я занимался, была исключительно важной. Консерватизм в наибольшей степени связан с русской политической дореволюционной традицией. В лоне консерватизма в значительной мере развивалось русское движение. Но, что особенно важно, с 2014 года сама власть стала прочерчивать ярко выраженный цивилизационно-русский национальный консервативный вектор. В речах Путина стали появляться цитаты из Николая Карамзина, Ивана Ильина, Константина Леонтьева, Алексея Лосева — ярчайших фигур консервативного спектра. Появляться в речах президента случайно они не могли. Очевидно, была сделана ставка на многополярность, защиту традиционных ценностей, объявление русских государствообразующим народом, русский вопрос поднял Всемирный Русский Народный Собор. Идеологические изменения в стране свидетельствовали о том, что русский вектор реальный, не имитационный. Понятно, что в какой-то мере перед нами была политическая технология. Но за ней стояли и реальные дела, направленные на усиление суверенитета русской цивилизации, усиления его базовых основ.
Меня стали приглашать на круглые столы, посвященные русскому консерватизму, в Москву. Причем все происходило тогда под эгидой тех структур, которые находятся под администрацией президента. Прежде всего — Общероссийского народного фронта и Института социально-экономических и политических исследований. Системные и оппозиционные консерваторы собирались на форумы, проводили Бердяевские чтения во Владивостоке, Калининграде, Москве. Такие форумы даже в Париже проводились. Наши консерваторы встречались с идейными наследниками Жозефа де Местра и Алексиса Токвиля, союзниками Алена де Бенуа и Марин Ле Пен. То время было фантастическим, казалось, что труд консервативных интеллектуалов, философов, политологов, социологов, историков выльется в различные политические проекты. Появились различные издания.
У меня начались поездки в республики Новороссии. Я завязал самые тесные связи с лидерами Русской весны. Мне приходилось встречаться с убитым украинскими террористами главой ДНР Александром Захарченко.
Здесь очень важная часть нашей деятельности, поскольку собирание Русского мира — одна из главных задач нашего политического движения. И понятное дело, что, участвуя в круглых столах, Бердяевских чтениях, издательской деятельности, я нарабатывал политический капитал. Что, собственно говоря, и определило выбор и нашего крыла, нашей команды, предстателей регионального истеблишмента… В данном случае, когда мне позволили идти в губернаторы, налицо — своего рода эксперимент. Попытка представить в региональном политическом спектре третью силу. Мы не коммунисты, мы не либералы, мы — русские патриоты, государственники, люди, во главе угла у которых стоит русский вопрос. То есть интересы большинства, на котором держится государство».